Каникулы Бонифация. 1965

Мы заканчивали «Топтыжку», я уже думал о дальнейшей работе, но ничего заразительного не находилось. Как-то, освобождая свой стол для следующей съемочной группы, я нашел в одном из ящиков, среди кучи пустых бутылок (непременного остатка после каждого фильма), пару листков машинописного текста и, прежде чем выкинуть их, прочитал несколько строк. Меня привлекла реплика: «Подумать только- удивился директор цирка, - я и забыл, что у львов тоже бывают бабушки!» Фраза зацепила парадоксальной, хотя и очень простой мыслью: в природе на самом деле все имеет своих бабушек - в том числе и львы, и даже деревья. В таком аспекте я еще не смотрел на жизнь.

То была сказка чешского писателя Милоша Мацоурека «Бонифаций и его родня». В ней говорится, как лев, работавший в цирке, отправился в отпуск, но вышло так, что вместо отдыха он целыми днями гробил себя, давая представление маленьким зверятам. А в конце восклицает: «Какая замечательная вещь каникулы!» В этой ситуации было много узнаваемого: художник не знает усталости, если видит, какую радость приносит детям. Так что этот фильм был в некоторой степени автобиографичен.

Что-то меня задело в этом трогательном рассказе о льве, который вынужден был изображать свирепого хищника. А сам был закомплексован. Одинокий, он боялся публики, а не публика его. Я не знаю, что именно, но было в этой сказке что-то такое, что вдруг захватило меня, вызвало сильный отклик во мне, в моей структуре.

Начиная с «Бонифация», я стал по-новому разрабатывать режиссерский сценарий. Сюжет я разбил на эпизоды в виде отдельных аттракционов, дав каждому краткое название - своего рода «рыбье слово»: «Парад алле», «Смертельный номер», «Прогулка по городу» и т.д. Затем вычертил на большом листе шкалу посекундного расчета, измерил длину эпизодов, расставил акцентные места для кульминации и развязки. Затем цветными карандашами обозначил «линии настроения». (Этому я научился у Мстислава Пащенко, нашего замечательного режиссера. Как-то, просматривая его режиссерский сценарий, я обратил внимание на разноцветные квадратики, выстроенные столбцом в конце каждой строки, и спросил, что они означают. «А это, Феденька, настроение . Мстислав Сергеевич моделировал в сценарии не толыф-насгроениеперсонажей, он заранее планировал, какие эмоции должны вызвать у зрителей те или иные эпизоды.) Таким образом, перед моими глазам развертывалась как бы кардиограмма всего фильма

Объясню, что я подразумеваю под словом «Аттракцион». Это сила воздействия на зрителя («атграктивность» означает привлекательность) через прием, заставляющий лучше запомнить эпизод, а то и весь фильм. Например, «Белоснежка» Диснея врезалась в мою память благодаря таким деталям, как сверкнувший на солнце кинжал Лесника, бельчонок, застрявший в паутине, или два кондора, бесшумно парящие над пропастью. Это те места, которые произвели на меня наибольшее впечатление во время первого просмотра картины.